trinity blood

ролевая, переводы, фанарт, полезные ссылки, фанфики
 
ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  ВходВход  

Поделиться | 
 

 рассказы Владимира Винникова

Перейти вниз 
АвторСообщение
Duo Iqus
Рука закона
Рука закона
avatar

Сообщения : 74
Дата регистрации : 2008-01-28

СообщениеТема: рассказы Владимира Винникова   Вт Янв 29, 2008 10:49 am

БРОНЯ КРЕПКА


Аварийное освещение топило рубку в кроваво-красных отблесках. Так вот что по нашему означает видение ситуации в розовом свете. Не успел я додумать эту мысль, как в наушниках прогремел голос капитана:

- Реакторному отсеку, говорит рубка, доложите статус.

Ответа не последовало.

- Когда же, трамтарарам, возобновите энергоснабжение? - не выдержав, воскликнул в сердцах командир.

- Говорит реакторный отсек, - отозвалось в наушниках, - в отсеке сильная течь. Пытаюсь устранить.

Голос был почти неразличим на фоне громкого шороха статических помех. Словно связь велась сквозь звездные просторы Вселенной, а не из-за соседней переборки. Видимо, течь была и вправду сильной.

Вообще, командир у нас был превосходный - настоящий гвардеец. Стрелок главного орудия - самый пожилой в экипаже - утверждал, что лучшего командира не найти во всем Имперском Флоте. Просто ситуация сложилась скверная. Думаю - на редкость скверная, раз капитан теперь срывал голос на меня.

Не было никакой нужды в этом крике, поскольку нас разделял всего лишь ящик радиоаппаратуры, да и ларингофоны работали штатно. Я, как офицер, отвечающий за коммуникационное оборудование, послушно кручу верньеры настройки, но скорее ради собственного успокоения, поскольку связываться абсолютно не с кем. И капитан знает это не хуже меня. Знает, но все же спрашивает, правда, без малейшей надежды в голосе:

- А отдельная двадцать пятая?

Я откладываю наушники в сторону и тянусь к низкому потолку за откидными ручками перископа. Снаружи, судя по хронометру, должна быть ночь. Но кругом только бушующее пламя. Надрывно гудят трансформаторы, но на грани слышимости к ним примешивается рев пожарищ. Столько огня нет, наверное, даже в аду. Неужели керосин может так гореть? Ах да, это еще и зарево над городами за горизонтом. Точнее над тем, что осталось от городов за эту долгую ночь.

Просветленная оптика точно и беспристрастно передает апокалиптичную атмосферу. Я почти чувствую вкус керосина и ощущаю запах его горения. Впрочем, аромат присутствует на самом деле. Люк, ведущий в левое отделение, дымится. От жары на нем лопается краска. Хлопки звучат все громче и громче, перерастая в гулкие титанические удары по внешней броне толстого тяжелого корпуса.

Гром удара возвращает меня к действительности. Поздний вечер. Ночь обещает быть темной и холодной. Небо на горизонте размеренно бичуют огненные, но быстро тающие росчерки. Это не приносит света, и кто-либо перестал обращать внимание на удаленную пиротехнику. Незнакомые гвардейцы зябко кутаются в серые шинели и активно топчутся, пытаясь согреться. То и дело на землю брякается чья-нибудь лазерная винтовка.

Ну вот мы и в сборе. Почти полный комплект - двадцать шесть человек. Наш Инженер задержался и просил не ждать, а только взять порцию на него в столовой. Мы как раз туда направляемся.

Десятки солдат и офицеров сидят вперемешку за длинными столами, обсуждая грядущую ночь и то, что она может принести. Садимся и мы, рядом с уже немолодым комиссаром. Офицер снабжения внимательно разглядывает наши документы на питание. Комиссару тоже стало интересно:

- Категория "S". Но уж больно вы щуплые для штурмовых легионов.

Ему что-то отвечает наш старикан. Он - оператор орудия главного калибра, комиссованный из Флота по возрасту. Но в стрельбе из плазмобластерной пушки ему нет равных. И вот уже подоспел наш инженер. Сутулый и узкоплечий очкарик буквально на ходу вылезал из негнущегося просвинцованного скафандра. Хороший знак - плазменный реактор настроен оптимальным образом.

Вкусный ужин портят только тусклые коптящие керосиновые лампы под потолком этого барака, наспех переделанного под столовую. Электроснабжения нет уже двое суток. Всю энергию активно поглощают батареи планетарной обороны. Связь с Марсом пропала. С лунными базами - тоже. Керосин скоро закончится. Мобилизованы даже музейные фонды бронетехники. А пока нас греет воля Императора и скромный неровный свет керосиновых ламп.

Нет, то чадят не лампы, а танковые остовы "отдельного двадцать пятого". Ярчайшая вспышка озарила горизонт, перекрыв окружающее пламя и ударив болезненной резью по глазам, несмотря на сработавшие светофильтры. Ударная волна тряхнула трехсоттонный корпус словно пустую пивную банку.

читать дальше...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Duo Iqus
Рука закона
Рука закона
avatar

Сообщения : 74
Дата регистрации : 2008-01-28

СообщениеТема: Re: рассказы Владимира Винникова   Вт Янв 29, 2008 10:52 am

ХОЛОДНЫЕ НЕБЕСА


Сержант Кернер, борясь с отдышкой, торопливо надевал тяжелую кожанку на меху. Одеяние было тяжелым, а с Кернера пот и без него лил ручьями. Сигнал тревоги застал по пути в столовую, поэтому он мчался всю обратную дорогу как угорелый. А еще на улице стояло самое жаркое на его памяти лето.

Летние ботинки перекочевали на полку личного шкафчика. Ноги парились в высоких меховых унтах. Но сержант был не первый год в Имперском Флоте и успел привыкнуть к особенностям своей работы.

Накинув поверх куртки флак-жилет и прицепив к поясу кобуру с лазерным пистолетом, Кернер начал методично щелкать замками подвесной системы парашюта. Когда лязгнуло последнее крепление, сержант схватил в охапку кожаный шлемофон со змеями проводов, меховую шапку, меховые же перчатки, не забыв при этом про стандартную гвардейскую каску, и поспешил на седьмую стояночную площадку.

Как этот несуразный угрюмый коротышка попал в Имперский Флот? Очень просто. Он был родом из захудалого сельскохозяйственного мирка, где правит патриархальный уклад, и шанс чего-либо добиться в жизни есть только у рослых мужланов. В свои неполные шестнадцать Кернер заведовал ремонтом всей техники поселения, но это не обеспечивало ему достаточного статуса. Девушки смеялись и обходили его стороной. Но вскоре стало не до смеха - в этот звездный кластер пришла война.

Имперские космические баржи пришли за рекрутами. Но один челнок не взлетел бы без опоздания, если бы Кернер не отремонтировал его. Пилотов и штатного бортинженера впечатлила искусность проделанной работы. К сожалению, у них не было связей в Adeptus Mechanicus, поэтому Кернер стал техником Флота, а позже был переведен в летный состав.

Мимо бредущего к стоянке сержанта прогремел опустевший автозаправщик. На самой стоянке у самолета собралась необычная компания. Кернер привык к виду четырех техников и сентинел-погрузчика, подвешивающего сквозь распахнутые створки люка тяжеленные бомбы в гулкий отсек, скупо освещаемый дежурным красным светом. Теперь же только двое техников заканчивали загрузку лент амуниции в оборонительное вооружение. Зато прямо под свободным бомбовым отсеком по стойке смирно стояли девять здоровенных солдат в панцирной броне и камуфляже незнакомой расцветки. У каждого за спиной необычная винтовка, поверх шлема - очки ночного видения, лица скрыты изолирующими противогазами. Штурмовики. Элита Имперской Гвардии. А на поясе у каждого... Точно! Гравшют. Такие не выдают даже нам, экипажам стратосферных бомбардировщиков. Благодаря лазерному дальномеру гравшют срабатывает за две секунды до приземления, сбрасывая скорость с семидесяти до двух метров в секунду. Штурмовики ночными птицами бесшумно падают с неба, зачастую прямо в расположение противника. Их тихий стиль работы резко контрастирует с громоподобным приземлением спускаемых капсул космодесантников. Но обнаруженный штурмовик - мертвый штурмовик.

Десятый боец, видимо лейтенант, привычно сжимая под мышкой планшет с полетным заданием, о чем-то шептался со штурманом Маркусом Теллем. И только капитан неизменно ходил по крылатой машине и вокруг, и придирчиво осматривал каждый лючок и каждую заклепку, ни на минуту не прекращая ворчать что-то себе под нос.

Металлические лесенки зазвенели в такт спускающимся с фюзеляжа техникам. Кернер уже поставил неповоротливый меховой сапог на первую ступеньку и взялся за поручень, как его окликнул капрал Тюльков:

- Здорово! Как всегда в своей каске?

- Орк подери твою иронию, - зло подумал сержант, забираясь выше, под тень хвостового оперения. Кернеру предстояло пройти по узенькому уступу на высоте трех метров. Плевое дело, если только на вас не надет армейский бронежилет поверх зимней кожанки, и в задницу не толкает увесистый тюк парашюта.

- Ну вот, наконец, я и на месте, - выдохнул Кернер, пытаясь уместиться на маленьком сиденье между ящиками боекомплекта и комбайном auspex-сканера задней полусферы. Сержант продолжал развивать мысль, но уже про себя полемизируя с капралом:

- Разумеется, в каске! Это же не верхняя турель, где у стрелка кресло с керамитовой бронеспинкой и заголовником, где сдвоенный тяжелый болтер легко управляется благодаря сервоприводу, и где не рискуешь повредить шланг кислородной маски об острые ребра радиатора auspex-сканера. В верхнюю турель даже попасть можно из главного прохода в фюзеляже, что избавляет от утомительной эквилибристики.

В хвостовой оборонительной точке было куда неудобнее. Неимоверная теснота даже не позволяла поставить автомат наведения, хвала духу Машины, еле втиснули коллиматорный прицел. Ради сохранения центровки планера даже не поставили армапласовые бронепанели. Стрелка защищали только тонкие пласталевые листы обшивки и вера в Императора. Скромный боекомплект к спаренному тяжелому болтеру требовал от стрелка не только меткости, но и выдержки. Зато хвостовой стрелок Мародера ценился почти так же, как и штурман-стрелок носовой турели. Офицеру-штурману было тоже тесновато. Две лазерные пушки дружелюбно примостились по бокам, хорошо еще носовой auspex-сканер был вынесен за пределы турели. Да и пользоваться орудиями приходилось нечасто. Все-таки стратосферный бомбардировщик, а не ударный самолет. И даже пилоты орочьих истребителей были не настолько глупы, чтобы идти на Мародер лобовой атакой.

За спиной же пилота кроме бронеспинки кресла покоился мерно отливающий серым адамантиновый куб командно-топливного агрегата. Печать с черепом по центру черно-белой шестеренки убедительно говорила, что непосвященным вскрывать это жилище духа Машины крайне не рекомендуется. А посвященными были только техножрецы Adeptus Mechanicus. Впрочем, этот самый КТА был надежнее всех остальных частей самолета, причем вместе взятых.

Сам того не замечая, сержант приступил к предстартовой проверке. Поворот турели на четыре часа с четвертью, затем на семь и три четверти. Скрип вентиля, скачок стрелки манометра, и холодный кислород уже обжигает горло несмотря на летний зной, а на десяти километрах вряд ли будет приятнее.

Самолет заскользил по рулевой дорожке. Чуть задержался у начала взлетной полосы, подтверждая разрешение на вылет. Четыре турбины заревели, выходя на форсажный режим. Только так можно было поднять с земли в воздух угловатую махину, изначально рассчитанную на старт с космических кораблей Имперского Флота. А пока бетонная полоса скользила под тенями прямых рубленых крыльев. Темный Век Технологий закончился десятки тысячелетий назад, а с ним ушло даже начальное представление об аэродинамике. Но вот из хвостовой турели стало видно почти всю бетонку. Мародер нехотя, словно сомневаясь, оторвался от взлетной полосы. Настал самый гадкий момент. Машина устремила нос в небо, а хвостовая турель просела почти до земли. Сердце стрелка замерло, проваливаясь вместе с турелью. Сержант участвовал в завершающей кампании Второй войны за Армагеддон, но так и не привык к этому. Кернеру оставалось только ненавидеть краткий миг взлета, тихо поминая добрым словом неведомых криворуких интерпретаторов Стандартного Конструкционного Шаблона. Сердце забилось, но только когда турбины успокоились, а тяжелый бомбер достиг крейсерской скорости.

читать дальше...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Monica Argento
Закон
Закон
avatar

Сообщения : 691
Дата регистрации : 2007-12-31

СообщениеТема: Re: рассказы Владимира Винникова   Пт Май 30, 2008 12:20 pm

Я МЕХАНИКУС


Часть 1
Все события в Экспедиции следовали принятому плану. Осознание этого факта вызывало чувство удовлетворения, насколько этот термин вообще был уместен для дисциплинированного разума техножреца Адептус Механикус. Но к этому чувству примешивался отголосок беспокойства, что время от времени вторгался в сознание адепта. Тревожное эхо, что знакомо всем псайкерам от младшего астропата до библиария могучих космодесантников. Возможное предвестие неожиданных событий. Слишком туманный намек, но чего еще можно ждать от переменчивого Варпа.

Приглушенный красный свет, да металлические панели переборок - вот и все убранство каюты. Жгуты проводов и ящики когитаторов, оружейный сейф и пучки ауспекс-сканеров над дверным проемом - эти детали только подчеркивают функциональность помещения. На откидной полке у дальней стены - хозяин этой комнаты, командующий Экспедицией, служитель культа Машины.

Пусть Адмиралы заводят себе сонмы наложниц и пытаются своим тщеславием затмить роскошь губернаторских дворцов. Мы не Флот. Здесь каюты экипажа обставлены скромнее, чем кельи космодесантников, и более напоминают тюремные камеры Инквизиции. Этот корабль исполняет священную миссию Духа Машины, и все на борту подчиняется холодному расчету.

Псайкеру несложно увидеть себя со стороны, но Механикуму достаточно всего лишь внешней видеокамеры. Критический взгляд привычно скользит по силовому доспеху ручной работы, определяя статус всех узлов. Достойное применение свободному времени. Порядок, развившийся за десятилетия в добрую традицию. Результаты осмотра подтверждают высокое качество каждой детали, их безупречную сборку в агрегаты и прецизионную настройку систем. В общую схему гармонично вписан аугметический протез правой руки. Это не потеря, а приобретение, когда интенсивно используешь плазменное оружие. Ну и напоследок, прямой взгляд в узкую щель визора бронзовой маски.

Будем знакомы, я - Фабрис Тейлоран, Техножрец-псайкер. Предвижу вопрос: почему меня не забрал Черный Корабль? Рейс опоздал на десяток лет. Причина простая - Варп шторм и изоляция Мира-Кузни. В какой-то степени мне повезло, поскольку одно из ценнейших богатств Адептус Механикус это Либрариумы. Хотя понять тексты Схоластика Псайкана оказалось куда более сложным вызовом, чем найти необходимые кристаллы с данными, фрагменты манускриптов и выписки из фолиантов. Навыки лексмеханика помогали сохранять тайну от коллег техножрецов, но не от инквизитора. Теперь это прошлое. А пристального внимания требует настоящее.

Я активировал вокс-передатчик, встроенный в маску.
- Флавиус, это Фабрис. Есть ли новости?
- Как всегда вовремя, Эксплоратор. Один из астропатов перехватил фрагмент передачи. Похоже на просьбу о помощи.
- Кто отправитель?
Увы, но опыт показывает, что далеко не всегда разумно выходить из Имматериума по каждому подобному поводу, даже если сигнал исходит от верных слуг Императора. Наш вклад может оказаться ничтожным, несопоставимым с риском завязнуть в продолжительном конфликте или вообще потерять все.

Флавиус, как никто другой понимал и полностью разделял мои опасения. Однако он принимал в расчет и другую сторону медали. В различных течениях Культа Машины настороженное отношение к псайкерам не является редкостью. Раскрытие моей тайны лишь усложнило отношения со многими иерархами родного Мира-Кузни. Когда я только приступил к формированию экспедиции, мне было отказано в поддержке. Все, чем я располагал к настоящему моменту, удалось наскрести лишь благодаря личным накоплениям, дружеским связям, да должности старшего дознавателя в свите инквизитора. Отказываться от возможного пополнения в данной ситуации было бы нерационально.

читать дальше
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://trinityblood.forum2x2.ru
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: рассказы Владимира Винникова   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
рассказы Владимира Винникова
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
trinity blood :: Другие проекты :: Warhammer 40000-
Перейти: