trinity blood

ролевая, переводы, фанарт, полезные ссылки, фанфики
 
ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  ВходВход  

Поделиться | 
 

 От заката до рассвета, Artemis (Sforza)

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Caterina Sforza

avatar

Сообщения : 326
Дата регистрации : 2008-01-01
Откуда : Ватикан

СообщениеТема: От заката до рассвета, Artemis (Sforza)   Пт Фев 15, 2008 3:22 pm

Контроль качества: Iqus, Эрени Корали.
Жанр: альтернативная вселенная

Gott Mit Uns

Папка звонко хлопнулась на черную лаковую поверхность стола, инкрустированную тончайшими пластинками перламутра.
- Это не должно выйти за пределы Сан-Анджело, - мужчина в алом смотрел прямо, с холодной яростью в глазах.
Черты лица резкие, волевые и непреклонные – как у всех, привыкших приказывать, а не просить или подчиняться. Аура – харизматичная и подавляющая.
Безмолвное согласие стоящей напротив красивой женщины в таком же красном одеянии. И с таким же властным лицом. Холодный свет отражается в серых глазах и растекается по пышным золотым волосам.
Она глядит на папку с брезгливостью, за которой скрываются ужас и разочарование. Пригрели на груди змею... Нет, не так. Один из них стал змеей и ужалил кормящую грудь.
- Совет потребует суда. Епископ Гарибальди – духовное лицо одного из высших рангов.
- Господь будет ему судьей. И судить его будет суд небесный, а не земной.
Оба кардинала смотрят друг на друга.
«Нет человека – нет проблемы. Большой проблемы»
Сомнение. «Он – один из нас».
«Он был одним из нас. Теперь он обернулся против нас, впав в ересь и вообразив себя повелителем жизни».
- Другого выхода нет, Катерина, - мужчина оперся руками о стол и чуть подался вперед.
Золотоволосая красавица прикрывает глаза, показывая, что сдается. Власть юного Папы Алессандро XVIII все еще слаба, многие недовольны результатами выборов и последовавшими за ними назначениями на ключевые посты Ватикана. В первую очередь - затаивший обиду и злобу родной дядюшка, епископ Альфонсо Д’Эстэ. Он даже не дождался помазания нового наместника Престола Божьего, а гордо удалился в свою епархию. И дядя не был единственным обиженным, который воспользуется любой возможностью, чтобы изменить установившийся порядок.
Катерина взяла папку и в который раз стала листать документы. Попади они в не те руки, полетят головы. В первую очередь, ее и ее старшего сводного брата, стоявшего напротив и ждавшего ответа. Они снова оказались на одной стороне баррикад. Франческо ди Медичи тихо, но внушительно произнес:
- Пора перейти Рубикон. Во имя Ватикана.
Инквизиция была уже поднята по тревоге – в этом Катерина не сомневалась. Однако брату была нужна ее поддержка, и поэтому все еще оставалось на своих местах: транспорт – в ангарах, солдаты – на плацу, оружие – в стойках.
- Значит, мы его перейдем, - кардинал Сфорца поправила прическу и направилась к двери.
Медичи последовал за ней.
....Апрельская ночь выдалась холодной и звездной. Внутренний двор штаб-квартиры Инквизиции был залит ярким светом прожекторов. На галереях по всему периметру горели факелы. Золотые отблески огня играли на доспехах столпившихся в ожидании приказа инквизиторов.
Катерина чуть скосила глаза, расслышав легкие шаги и шелест сутаны справа. Патер Вацлав Гавел материализовался из полумрака и теперь неслышно шел за кардиналом. Впереди, среди воинов в железе и красном угадывался долговязый силуэт Абеля Найтроуда. Молодая женщина поискала глазами еще одного сподвижника – альбионца Вильяма Вордсворта, и, не обнаружив его, поджала губы. Неудивительно. Вильям был потрясен больше других – некогда он работал с Гарибальди и, пожалуй, лучше, чем кто-либо, мог оценить мощь интеллекта и амбиции того.
Навстречу кардиналам вышел высокий инквизитор, выделявшийся из остальных братьев не только ростом, но и улучшенными доспехами. Рыжие волосы аккуратными прядями обрамляли хмурое бледное лицо и падали на плечи. Бернард Лойе, глава Инквизиции. Находка и протеже Франческо, такой же фанатик, как и его патрон.
- Ваше Высокопреосвященство, мы ждем ваших приказов, - голос Лойе едва заметно дрожал, выдавая возбуждение. – Госпожа...
Он запоздало сообразил, что обратился только к своему начальнику, несмотря на то, что рядом находился еще один кардинал. И поспешил исправить свою оплошность глубоким поклоном, при этом старательно не замечая стоявшего за Сфорцой Гавела. Катерина коротко кивнула.
- Твои люди готовы? – спросил Франческо.
- Да, Ваше Высокопреосвященство. Группу захвата возглавит брат Генрих Плауэн.
- Хороший выбор, - одобрил Медичи. – Пусть отправляются, и Господь будет с ними.
Оба кардинала вышли во двор. Франческо прошел к ряду техники: паре БМП, транспорту-каталажке и одному танку. Водители уже прогревали двигатели. Катерина отстала и остановилась у полыхавшего в каменной чаше огня. Поежилась, обхватила себя руками и погрузилась в мрачные раздумья. Сквозной ветер шевелил густые локоны и алые одежды, заставляя золотое шитье и драгоценные камни на них переливаться всеми цветами радуги.
- Они настроены серьезно, - как бы между прочим заметил подошедший Абель Найтроуд, пальцем возвращая сползшие на кончик носа круглые очки.
- Где Вильям? – отсутствующим тоном спросила кардинал.
- У себя, все еще просматривает отчеты... – патер помолчал и добавил. – Он опасается, что проект Гарибальди вступил в свою завершающую фазу. Тогда братьям-инквизиторам придется несладко.
- Ты предупредил их?
- Да, я все сказал этому фанатику Плауэну. Похоже, он меня услышал, потому что приказал всем взять оружие крупного калибра.
- Если Гарибальди удалось ввести в строй хотя бы пару киборгов, то не помогут и большие пушки, - тихо сказал Вацлав, протягивая руки к огню.
- Надеюсь, он не успел этого сделать, - пробормотала Катерина, кутаясь в свою моцетту.
Ее фраза утонула в реве двигателей. Инквизиторы, звеня доспехами и оружием, спешно занимали свои места. Кардинал Сфорца хмуро смотрела на эту суету, пытаясь подавить тревогу. Если хотя бы несколько киборгов.. таких киборгов, которые были описаны в отчетах, уже в строю, часть группы захвата не вернется.
Медичи что-то сказал, инквизиторы на БМП и танках отозвались дружным рев. Сильная рука в белой перчатке с золотым крестом чертит в воздухе крест, благословляя, все на мгновение покорно склоняют головы.
Взревели двигатели, в воздухе запахло топливом и маслом. Псы Господни выступили в поход.
**
Мрачная Катерина Сфорца сидела в своем кресле справа от пустующего трона Его Святейшества (начало первого, Алессандро XVIII уже почивает, в отличие от своих сестры и брата), подперев щеку рукой. Рядом застыли соратники: Найтроуд, Гавел и присоединившийся к ним профессор Вордсворт. За кардинальским креслом мерцало голографическое изображение сестры Кейт Скотт. Франческо ди Медичи задерживался.
- Вы хорошо себя чувствуете, леди Катерина? – вполголоса осведомился Вацлав Гавел.
На лице Сфорцы появилась и исчезла гримаса.
- Вильям, кого он пытался создать? Кого? – тихо спросила Катерина, глядя перед собой.
Профессор с Альбиона был бледен как похоронный саван.
- Вы читали отчеты... Киборгов. Механических солдат с... мозгами людей. Генетически измененными мозгами, - пробормотал он.
- Господи... – Катерина потерла лоб. – О чем он думал? Общественность нас растерзает, если возникнет утечка информации. И так позиции Ватикана в мире ослабли, а теперь еще это...
Она говорила не то, что думала. Вернее, не все. Международная и внутренняя политика, борьба с политическими конкурентами за место под солнцем, укрепление собственных позиций, пикировки с Франческо и раздел сфер влияния – все это было важным и сейчас занимало практически все ее время. Но от этого молодая герцогиня Миланская не перестала быть простым человеком, который чувствовал. И сейчас у нее на душе было муторно. Если Джебетто Гарибальди достиг успеха, то... им придется решать еще одну этическую диллему, похлеще определения наказания священнику-еретику. Разве что Франческо приказал своим головорезам уничтожить все...
Высокие двери, украшенные деревянными скульптурами ангелов, распахнулись, в Залу Папского Собрания стремительно вошел кардинал ди Медичи. Остановившись у терминала связи, он выслушал доклад священника из команды связистов, коротко кивнул и направился к своему месту. Его свита расположилась у входа.
- Они уже на месте, - сообщил герцог Флорентийский своей сводной сестре и недовольно покосился на Вацлава Гавела.
Бывший инквизитор ему не очень нравился, хотя Вацлав ушел из Инквизиции еще до того, как Франческо получил сан кардинала и возглавил эту организацию.
Катерина сделала вид, что ничего не заметила. Медичи насупился и рявкнул:
- Включите режим конференции!
Сразу несколько операторов в серых сутанах с остроконечными капюшонами повернулись к нему и поклонились. Залу наполнили звуки: скрип и треск статических помех, отдаленный гул города вперемешку с приглушенным ворчанием двигателей, металлический звон и резкие, гавкающие команды.
- Началось... – прошептал Абель.
Катерина села ровно. Франческо же, наоборот, развалился в кресле в предвкушении блестящей операции по захвату еретика.
Стук и скрип дверей, бряцанье оружия и властный голос командира группы захвата:
- Епископ Джебетто Гарибальди, именем Отца, Сына и Святого Духа вы арестованы! Прошу следовать за нами!
На лице кардинала Медичи появилась снисходительная улыбка, он повернулся к Сфорце:
- Когда все спланировано...
Грохнули выстрелы. Не одиночные - целые серии, которые смешались с криками людей. Слова застыли в горле Франческо, глаза Катерины расширились. Она медленно начала вставать.
- Все в укрытие! Где они... АААХ!!
К грохоту выстрелов добавился неприятный звук разрываемой пулями плоти.
- Я не вижу их!!!!
- Всем отступить!! Ухо...
- БАМ!БАМ-БАМ-БАМ!
Пораженные операторы крестились.
- Выключите это, - выдавил Медичи через пару минут.
Никто не услышал, все застыли как громом пораженные.
- Я сказал: выключите это!!! – казалось, стены Залы содрогнулись от рева.
Все присутствующие вздрогнули, кто-то догадался прервать связь с гибнущей группой захвата.
- Господи милосердный... – прошептал Вильям Вордсворт, еще более бледный, чем до этого.
Франческо стоял, опустив голову и сжав кулаки. Со своего места Катерина видела, что плечи брата яростно вздрагивают. Кардинал был в бешенстве. Его операция провалилась, его подчиненные – целая группа – погибли. Ватикан сделал первый ход. Теперь очередь – их противника.
- Он скоро будет здесь, - с нечеловеческим спокойствием произнесла кардинал Сфорца.
- Я устрою Гарибальди и его ублюдкам кровавую баню! – процедил сквозь зубы Медичи, вскидывая голову. – Катерина, тебе лучше разбудить Его Святейшество и уйти в убежище. Куда – решай сама. Профессор Вордсворт?
Альбионец вздрогнул и как будто немного пришел в себя.
- Мне нужно знать все уязвимые места этих дьявольских отродий.
- Я сделаю все, что в моих силах, Ваше Высокопреосвященство, - он обменялся взглядами с Катериной и двумя патерами.
- Я буду отслеживать их перемещение по улицам города и передавать данные, - произнесла сестра Кейт.
Сфорца кивнула.
- Абель, Вацлав, идемте, - она бросила прощальный взгляд на Франческо и быстро направилась к выходу
Герцог Флорентийский ударил кулаком по раскрытой ладони и снова рявкнул:
- Боевая тревога всем подразделениям!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Caterina Sforza

avatar

Сообщения : 326
Дата регистрации : 2008-01-01
Откуда : Ватикан

СообщениеТема: Re: От заката до рассвета, Artemis (Sforza)   Пт Фев 15, 2008 3:23 pm

Dieu et mon droit

Сумрак скрыл все: и разрушения, и жертвы. Под ногами хрустели осколки стекла и камня, пол был скользким от обильно пролитой сегодня ночью крови. Даже воздух был напоен ею вперемешку с запахами пороха, горящего дерева и дыма. Везде валялись изуродованные тела и их фрагменты. которые никто не собирался убирать.
- Глупцы... – епископ Джебетто Гарибальди тронул ногой труп одного из инквизиторов, которому снесло половину головы. – Маленькие глупые дети, взлетевшие слишком высоко и вообразившие себя повелителями христианского мира...
Он поцокал языком, переступая через другого убитого.
- А ведь это дети Григория Тридцатого, великого Папы Григория Упрямого, Григория Бескомпромиссного. Представляешь, Уно?
Шедший за епископом человек промолчал. Впрочем, надобности в ответе и не было. Речь Гарибальди была монологом.
- Они вообразили, что, сделав Папой своего слабоумного мальчишку-брата, смогут управлять Ватиканом и его ресурсами. Какое непростительное заблуждение...
Напротив выломанных инквизиторами центральных дверей стояла шеренга из девяти воинов. Девяти совершенно одинаковых воинов, различалось только их вооружение. Десятый, точная копия каждого из девятки, следовал за епископом.
- Два бастарда и марионетка – и это Святой Престол... Позор... Я не удивлен, что Альфонсо удалился в добровольную ссылку вместо того, чтобы по-прежнему заседать в Совете, - он остановился перед воинами и положил руку на плечо одного из них. – Но сегодня все изменится. С этой ночи начнется возрождение Ватикана. Сильного Ватикана, повелителя мира! И вы, дети мои, мои творения, сделаете мечту явью.
Гарибальди с гордостью оглядел десятерых механических солдат. Совершенны. Без единого изъяна. Идеальные убийцы, покорные только ему. У Апокалипсиса было Четыре Всадника. У него их Десять. Десять Идеальных Убийц с лицами детей. Они утопят в крови и огне грешников и расчистят место для нового Царствия Бога на земле. Десять совершенных людей, которых он назвал Homo Caedelius – Людьми Убивающими. Куклами-Убийцами. Это было причиной их рождения и их предназначением. Убивать. Быстро и безупречно.
- Идите и выполните мою волю. Убивайте всех, кто встанет на вашем пути. Ватикан должен встретить утро нового дня очищенным от тех, кому там не место.

... Алессандро будить не пришлось. Юный Папа забился в самый дальний угол своей широкой кровати и оттуда смотрел большими испуганными глазами. Появление кардинала Сфорцы в сопровождении трех отделений инквизиторов из папской охраны, которых по старинке называли «швейцарской гвардией», вызвало переполох.
- Сестра, что происходит?! – со слезами в голосе воскликнул Алессандро.
Катерина села на кровать, пока патер Гавел собирал одежу Папы.
- Алек, сейчас вам нужно будет одеться и пойти со мной в убежище.
В детских глазах плескался ужас.
- На нас... нап-п-па-а-али.....?!
- Всего лишь группа каких-то незваных гостей, - Катерина постаралась, чтобы улыбка вышла максимально беззаботной. – Наш брат уже решает эту проблему.
Она жестом поманила перепуганного Папу к себе и стала помогать ему одеваться.
- Но... – Алессандро растерянно посмотрел на Сфорцу. – Почему воет сирена?
В приоткрытых дверях появилась голова инквизитора в шлеме.
- Ваше преосвященство! Кардинал Медичи требует, чтобы вы поспешили!
Катерина кивнула Вацлаву:
- Уходим.
Она решительно толкнула Папу к своему телохранителю, быстро оглядела комнату. На столике рядом с кроватью одиноко блестел перстень. Кольцо Рыбака, символ папской власти. Кардинал покачала головой и забрала перстень.
- Куда? – спросил ее в коридоре Абель Найтроуд.
Вацлав Гавел водрузил на голову Алессандро тиару и ободряюще похлопал мальчика по плечу.
- Через Усыпальницу, в часовню святого Марка, - Катерина взяла правую руку брата и надела на нее перстень. – Запомните, Алек: вы можете выскочить в одной тунике из дворца, но эта вещь всегда должна быть с вами.
По Папы лицу пошли белые и красный пятна, губы дрожали, а глаза блестели от скопившихся слез. Он медленно кивнул.
- Вперед, - скомандовала кардинал Сфорца.
На подступах к Сан-Анджело уже кипел бой. Защитники никак не могли определить количество нападающих, но, судя по плотности огня, их было немало. Или они значительно превосходили по своим боевым качествам воинов Ватикана. О последнем Катерина старалась не думать.
Они прошли Усыпальницу, где находились могилы части Пап и кардиналов, и по потрескавшимся от времени каменным ступеням спустились в подземелье. Впереди двигались три инквизитора с автоматами наизготовку и две сестры из свиты Катерины с фонарями. Знакомый поворот...
Кажется, первые два инквизитора в авангарде даже не поняли, что их убило. Третий успел крикнуть «Назад!» и рухнул, подкошенный точной очередью из темноты. Смерть настигла и одну из двух монахинь, которая вместо того, чтобы отойти, кинулась к упавшему инквизитору.
- Луиза!!!
Монахиню отбросило на стену, белое одеяние покрылось багровыми пятнами.
- Все назад! – крикнул Гавел, бросаясь вперед.
Катерина заслонила собой Алессандро. Между ней и убийцей, которого все еще скрывал мрак подземелья, были только трупы.
- Назад, Алессандро.
- Объект опознан как Алессандро XVIII, Папа Римский, - прозвучал холодный голос.
Сфорца похолодела и сделала шаг назад.
- Сестра… - не то стон, не то всхлип, тонкие руки в белых с золотом перчатках вцепились в красные рукава. – Он пришел за мной! Ему нужен только я!
- Объект опознан как Катерина Сфорца, кардинал. Цели зафиксированы.
- Замолчи, - процедила сквозь зубы золотоволосая женщина-кардинал. – Ему нет разницы, он пришел сюда убивать.
Он – это невысокий юноша в черном мундире, с двумя пистолетами в руках. На металлическом нашейнике виднеются буквы и цифры: НС-IIIX. Рыжие волосы спутались, лицо можно было бы назвать милым, если бы не отсутствие эмоций и неживой блеск в красивых глазах. Как маска. Но... Катерина пятится назад, отводя Алессандро, остальная свита повторяет маневр кардинала и тоже отступает. Кроме уцелевших инквизиторов, которые решительно выступают вперед, перехватив поудобнее свои автоматы. Юноша делает шаг вперед. На пару мгновений его взгляд встречается с взглядом все еще пораженной Катерины. «Почти мальчик...»
- Перехожу в режим «геноцид», - в левом глазе загорелся недобрый красный огонек.
- Я бы этого не делал, - раздается слева знакомый тихий голос. – Леди Катерина, вы в порядке? Уведите, пожалуйста, Его Святейшество в безопасное место. Я займусь этим киборгом.
Серебристоволосый патер уже снял свои очки, вложил пистолет в кобуру. Другое оружие...
- Вацлав... – Гавел уже взял Алессандро за руку и кивнул.
- Абель, но он же... Практически человек... – выдохнула Сфорца.
- Я знаю, леди Катерина, - с грустью ответил Найтроуд. – Идите.
Кардинал бросила последний взгляд на киборга, который был так похож на человека. В горле некстати образовался комок горечи, она сглотнула и поспешила за патером Гавелом. Инквизиторы сомкнули строй.
- Крусник 02, 40 процентов, подтверждено... – донеслось до нее.

Deus vult

Светало. Тени отступали, призрачный свет выхватывал из мрака все новые фрагменты дворца Сан-Анджело, за ночь превратившегося в поле боя. Сейчас он больше походил на разворошенный муравейник. Полыхали факелы, ревела техника, ругались здоровые и стонали раненые, спешно сформированные спец-бригады уже расчищали завалы.
В той части комплекса, где находились часовня св. Марка и один из бункеров-убежищ, было тихо. Взвод «швейцарцев» потеряли 2/3 своего состава, но два появившихся здесь киборга были остановлены. Фрагменты их тел все еще лежали в темно-красных лужах на площадке перед древней часовней.
Катерина Сфорца ступала аккуратно, чтобы не поскользнуться на скользких от крови и утренней росы каменных плитах. Два киборга и 26 братьев Инквизиции. Один против тринадцати. Такова была цена за эту маленькую победу. Цена жизни Алессандро. И ее.
Каменная крошка скрипела под ногами. Стук каблуков кардинала был сейчас единственным четким звуком в этой части дворца. Она остановилась и оперлась о сваленную взрывом верхушку готической башенки. От запаха крови было дурно. Сфорца закрыла ладонями лицо и с минуту оставалась в таком положении, радуясь, что никто не видит ее. «Как мы дошли до такого? Почему так случилось?» - одна мысль была горше другой. Она была уверена в их с Франческо выборе. Стань Альфонсо Д’Эстэ Папой, и по всему Ватикану запылают костры. Даже неудержимого в своем рвении кардинала Медичи страшили радикальные взгляды дяди. Д’Эстэ – фанатик-консерватор, пурист. На плечах таких в годы войны с вампирами поднялся и окреп Ватикан. Но времена изменились, решать что-то с позиции силы сейчас было очень трудно. Епископ Гарибальди должен был это понимать.. Должен был...
Раздавшийся неподалеку шорох заставил Катерину вздрогнуть. Она повернула голову и слабо вскрикнула. Один из механических солдат, от которого остались только голова и часть туловища, смотрел на нее. Под ним натекло целое озеро темно-красной жидкости. Его кровь...? Но почему она красная?
Шаг. Один. Второй. Третий, и носок белого сапожка уже заляпан багровыми каплями. Киборг смотрит на нее грустными карими глазами, а Катерина не спускает глаз с его нашейника. HC-IIIX. «Тот юноша...»
- НС Трес Икс, - слова с трудом выходили из пересохшего горла.
Она откашлялась и уже более твердым и звучным голосом произнесла:
- Активационный номер НС Трес Икс...
На лице киборга – нечеловеческое спокойствие, но в глазах что-то мелькнуло. Он ее услышал и понял, что она обращается к нему.
«Кто ты? Машина или человек? Или не то и не другое? И... почему ты все еще...жив?» Из его грудной клетки торчали три обрывка толстых шлангов, с которых сочилась жидкость. «У тебя такая же кровь, как у людей... Ты смотришь, как человек...» - и снова в горле встал комок. Киборг закрыл глаза. Катерина вздохнула и чуть нахмурила брови. Она приняла решение.
- Решай здесь и сейчас. Другие андроиды твоей серии уничтожены. Твоя система жизнеобеспечения вскоре перестанет функционировать. Ты тоже умрешь, - она сделала паузу. – Открой глаза, НС Трес Икс.
Он подчинился. Но слышал ли он ее слова?
- Я предоставлю тебе выбор, - говоря это, герцогиня Миланская еще не знала, что будет делать, если киборг согласится. Но в одном она была уверена: что не сможет обречь это существо на смерть.
Абель его не убил, не сможет убить и она. Будь он настоящей машиной – возможно. Но у ее ног лежала не машина.
- Ты хочешь умереть здесь? Или снова стать человеком и продолжать человеком?
Ты ведь был когда-то человеком... Был? Или нет?
- ...человек... – Катерина невольно дернулась от звука голоса киборга. - ...жить как человек...?
В карих глазах обозначился вопрос. И несогласие.
- Я... был создан как... машина... Стать и жить.... как человек...невозможно.
Кардинал не спускает с него внимательного взгляда.
- Я хочу, чтобы... меня восстановили как машину...
У него есть воля. У него есть желание жить. И он сам выбирает форму своего существования. Гарибальди... Катерина почувствовала, что ее начинает колотить озноб. Руки то потели, то леденели. Чуть помедлив, она опустилась на колени рядом с киборгом – прямо в лужу его крови. Осторожно приподняла голову HC-IIIX, отметив отстраненно, что рыжие волосы мягкие и непослушные, и положила себе на колени.
- Тогда слушай внимательно, HC Трес Икс, - странно, но его синтетическая твердая кожа наощупь теплая... - Я буду относиться к тебе, как к машине. Как ты того желаешь...
Она провела пальцем по его подбородку, стирая грязь и кровь.
- С этого момента ты – моя собственность, - их глаза снова встречаются, и кардинал подавляет вздох. Это единственный способ уберечь его от Инквизиции. - Ты продолжишь жить как машина. Как ты того желаешь...
Приближался рассвет, серый мир вокруг начинал набирать краски. Ночной холод уступил место утренней прохладе.
- ... Каждая капля жидкости, которая течет под твоей кожей, каждый килобайт данных... Полностью... – на лице Катерины появляется легкая, ласковая улыбка, голос смягчился. – Ни при каких обстоятельствах я не позволю тебе сломаться. И без моего разрешения тебя не уничтожат...
Дорогая ткань кардинальского одеяния и белые венецианские кружева уже пропитались кровью HC-IIIX, но все внимание женщины-кардинала было сосредоточено на существе, которое она держала в руках. И которого она собиралась защищать.
- Если ты не можешь жить как человек, живи как собственность, HC Трес Икс. С этого момента ты мой.
«Мой и только мой». Катерина пригладила рыжие волосы и заморгала, когда мир перед глазами внезапно подернулся пеленой. «Я не допущу... Никому не позволю...» Давным-давно она дала себе такое обещание. Когда точно также сидела в луже крови, только тогда на коленях была голова светловолосой сестры, которая закрыла ее от пуль своим телом.
Кардинал отвела взгляд от киборга и замерла, увидев рядом светящуюся голографическую фигуру Кейт Скотт. Сестра улыбалась: легко и сочувствующе. У Катерины против ее воли задрожали губы.
Кейт подошла ближе и присела на корточки.
- Вильям его починит. Нам удалось заполучить копии всех уцелевших записей Гарибальди.
- Да, он сможет... – Сфорца погладила Треса по щеке.
- А он похож на мальчика, - заметила Кейт.
Киборг не спускал глаз с Катерины. Кейт накрыла своей призрачной ладонью руку кардинала, лежавшую на плече киборга.
- Мальчик... – чуть слышно произнесла Катерина и сощурилась, когда ее лица коснулся первый солнечный луч.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
 
От заката до рассвета, Artemis (Sforza)
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
trinity blood :: Разное :: Фанфики по Trinity Blood-
Перейти: