trinity blood

ролевая, переводы, фанарт, полезные ссылки, фанфики
 
ФорумФорум  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  РегистрацияРегистрация  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  ВходВход  

Поделиться | 
 

 Предпоследняя Политика, Navana-san

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Seth Nightlord
Ветеран
Ветеран
avatar

Сообщения : 690
Дата регистрации : 2008-01-11
Откуда : Империя, Львов

СообщениеТема: Предпоследняя Политика, Navana-san   Чт Мар 27, 2008 1:59 am

Предпоследняя Политика

Автор: Navana-san
Дата: 06.03.07 – 22.03.07
Жанр: angst/yaoi
Фэн-дом/пейринг: anime, «Trinity Blood», Dietrich_x_Radu
Комэнт: Dietrich von Lohengrin. принимай заказ, читай. На самом деле, изначально не испытывая сильного воодушевления от этого пейринга, в процессе написания, увлекся. Решил, что подробное расписание «кто, кого и почему», будет не уместно. Не те отношения. Вообще мне больше импонирует недосказанность, вот ее я и оставил.
Ну и как я говорил тебе лично, это подарок. Надеюсь, что не разочаруешься ))

«…How could I ever forget…»(с)

Человек, назвавшийся Исааком Батлером, уделил ему пару минут, своего времени. О Фюрере, он упоминал часто, говорил уверенно и туманно, манипулируя словами, как опытный шантажист. Самого Фюрера, Раду так и не увидел. «Пока что», так ему сказал терранин. Но может, Фламберг и не обладал, сильной властью в Империи, однако был далеко не глуп, что бы понять, что обычный человек, не способен занять в Ордене, самый высокий ранг. Вампир чувствовал себя неуверенно, под слегка рассеянным и насмешливым взглядом, поэтому вздохнул с облегчением, когда их диалог закончился. Ну, если можно назвать диалогом односложное «да», «я понимаю» и «спасибо, за уделенное мне время», в конце. Мужчина поднялся и сказал:
- Вы теперь будете работать, под непосредственным начальством герра фон Лоэнгрина.
Исаак, поднес сигарету к губам, пытаясь скрыть смешок.
- Думаю, что мы сработаемся.
- О, несомненно, - маг посмотрел прямо в глаза Раду, и неприятно улыбнулся. – Придется.
С тихим щелчком, дверь за Исааком закрылась, и из-за нее, донесся звук отдаляющихся шагов. Вампир остался один и рассеянно посмотрел в окно. Пейзаж за чистым стеклом резко гармонировал с обстановкой в комнате. Яркий солнечный свет добегал до окна, неуверенно топтался на подоконнике, и напрочь отказывался ступать дальше черты. В самой комнате, царил полумрак, который, только усугубляла старинная мебель, огромные книжные шкафы, пыльный ковер под ногами и абсолютная тьма, гнездившаяся в углах. Приглушенное и отдаленное тиканье часов, действовало на нервы и навевало сон. Раду отвернулся от окна и вздрогнул, глядя на стоящего перед ним юношу, в униформе Ордена.
- Приятно знать, что к нам присоединились имперцы, - парень слегка улыбнулся, рассматривая вампира из-под ресниц.
- Недовольные существующим порядком, есть везде, в том числе и в Империи.
- Мне бы хотелось, услышать нечто вроде: «особенно в Империи», - Кукловод, прошел мимо Раду, и слегка зацепив его плечом, подошел к окну.
Скрестив руки на груди, Дитрих немного помолчал и сказал:
- Сорви переговоры в Картаго. Любым способом, каким посчитаешь нужным. Это приказ и твоё задание.
Раду смерил спину Дитриха изучающим взглядом.
- Будет сделано. Мне можно идти?
Дитрих кивнул, все так же, не поворачивая головы. Только Раду взялся за дверную ручку, как до него донесся голос парня.
- А и еще одно… Ты же едешь с Ионом Фортуной? – звучало так, как будто, Дитриху только что пришла в голову эта мысль. – Убей его. Он нам не нужен.
- Как прикажете, - на этот раз утверждение прозвучало с секундной заминкой.
Дитрих посмотрел на закрытую дверь и презрительно усмехнулся.
- Что-то мне подсказывает,… что ты не справишься, метоселан.

***

Душные ночи в Картаго, пахнут смесью пряных трав, специй, отголосками солнца и … страха. Раду каждые пару секунд, смотрел на часы и вытирал потные ладони об одежду. Все просто, как дважды два. Взрыв в точно назначенное время, а потом остается только с грустью, доложить Императрице о гибели Иона Фортуны, от рук охраны кардинала. Отчет, Дитриху, а потом заняться своими делами. Фламберг, опасался Кукловода. Улыбка этого дерзкого мальчишки, снилась ему в кошмарах, впивалась в него и разъедая ядом его тело, инфернально хохоча, высасывала душу. От Дитриха фон Лоэнгрина, просто за версту, несло запахом подлости. Он не был двусмысленным, как Батлер, он не был хищным, не выглядел Дьяволом во плоти, хотя несомненно являлся его миниатюрной копией. Он был хрупким. Кукловод, по иронии, похожий на своих фарфоровых любимец, кукол. Маленький, циничный ублюдок, которого Раду возненавидел до самых остатков своей души. Но, тем не менее, ранг решает все… пока он жив. Нужно всего лишь, немного подождать.
У вампира не было иллюзий, насчет «избранности» членов Ордена Розенкройц. Возможно, у каких-то фанатиков они и имелись, но он себя к ним не относил. Тот, кто привык жить в тени, становится настоящим зверем, дорвавшись до власти. И Раду этого хотел: ощутить, каково это, пить порочный вкус напитка вседозволенности, захлебываться от кислого вина безнаказанности.
Еще раз, сверившись с часами Раду, решительно отошел от стены и направился к зданию посольства.

Капли крови.
- Ион?!!
Больше всего, вампиру хотелось взять мальчишку за плечи, вдавить пальцы в рану и приложить головой об стену. В голове, голос нашептывал по кругу «Почему он жив?.. Почему он жив…. Почемуонживпочемуонжив». Судорожно втяну в себя воздух Фламберг приказал себе успокоится. У него еще будет шанс, обязательно будет, а пока нужно вытащит серебряную пулю. Губы Раду слегка дрогнули от сдерживаемой улыбки, должно быть, это будет больно. Когда вампир начал выковыривать пулю из плеча мальчишки, Ион глухо вскрикнул и напрягся.
- Еще немного… потерпи.
Раду прижался губами к ране и провел по ней языком. Легкий привкус серебра почти обжег губы, если бы не это обстоятельство, Раду не знал, смог бы он удержаться от того, что бы вцепится зубами в плечо или нет. Выплюнув кровь, вампир прислушался, кажется, погони не было, и вообщем это обстоятельство радовало. Поднявшись, Раду, взял Иона на руки и отправился к их резиденции.

На белоснежных бинтах проступили темные пятна крови. Ион спал беспокойным сном. Фламберг посмотрел на него долгим взглядом и поспешно отвернулся. В любом случае, он должен убить Графа Мемфиса.
- Убить… - прошептал Раду, глядя на светлеющее небо и касаясь губами холодного стекла.
Слово запуталось на языке, и скользнуло вниз, тягучей сладкой массой. Вампир слегка улыбнулся, ему почему-то казалось, что когда-то очень давно, он так же, стоял перед окном, дожидаясь рассвета и насиловал свой мозг мыслями, в которых убийство было ключевым образом. Небо стало на три тона светлее и в глаза неприятно защипало. Не раздумывая ни минуты, метоселан резко задернул шторы.

***

Сидеть в кресле и прислонятся, обнаженной спиной к кожаной обивке, было настоящей пыткой. Царапины были не смертельные, но довольно глубокие. Не смотря на этот надоедливый болевой шум Раду, не сделал попытки встать. Он только нервно курил, всматриваясь в одну точку где-то за окном, впрочем, он сейчас не видел ни окна, ни этой самой призрачной точки. В пепельнице валялось уже три окурка, он докуривал последнюю, но это не имело значения, потому что вкус у сигарет был просто омерзительным. Вторая ночь в Мюнхене, а его потрепали так, что придется залечиваться еще долго.
- Смотрю, что ночь для тебя не самая радостная… Фламберг.
Раду застыл с сигаретой поднесенной к губам и скосил взгляд на темную фигуру Дитриха. Свет в комнате был выключен, так что единственным источником освещения служил далекий и тусклый, уличный фонарь.
- Бывало и хуже.
Вампир не сделал попытки подняться, не добавил в тон дружелюбия. Нейтрально-провокационный вопрос, на него дан нейтральный и безликий ответ. Кукловод подошел к креслу, стоящему возле окна и сел в него, так что бы, ему было видно лицо собеседника, при этом, он сам, оставался в тени. Барвон сжал зубами фильтр и попытался игнорировать присутствие Марионеттеншпилера. Больше всего ему хотелось спросить, какого черта он тут делает?!!.. Но это было бы, не соблюдением служебной субординации.
- Слышал у тебя проблемы…
- Я их решил.
Со стороны Дитриха раздался смешок, и парень забросил ногу на ногу.
- Неплохо, Раду. Очень неплохо.
- В Ордене, всегда так проверяют?
- О чем ты? – удивление в голосе, очень натуральное удивление. – В конце концов, это были все-таки наши люди, к чему кому-то провоцировать их на твое убийство?
- И вправду… зачем?
Последняя сигарета была безжалостно раздавлена в пепельнице. Мельком глянув на пустую пачку, вампир пожалел, что это дрянь закончилась. С табачным дымом, повисшим в воздухе, разговор был бы не таким гнетущим. Иллюзия конечно, но хоть как-то отвлекало от боли в спине. Кроме того, еще одна царапина была на правой руке и на щеке.
Фламберг поднялся.
- С вашего позволения я, наверное, все-таки лягу спать. Сегодня и вправду был, не особо удачный день.
- Спина очень болит? – неожиданно поинтересовался Дитрих.
- Нет. Скоро заживет.
- Это хорошо… Потому что, ты мне нужен целым и невредимым.
Кукловод, не сдержавшись, двусмысленно улыбнулся, в любом случае вампир не мог его видеть. Хотя, у метоселан все способности развиты лучше, чем у людей, так что…
- Ты хотел сказать, Ордену, не так ли? – Раду прищурился.
- Вовсе нет. Орден это Фюрер, а я сомневаюсь, что ему нужен, Барон Луксора...
На такое заявление, вампир только усмехнулся. Он и так знает своё место, неужели так необходимо на него в очередной раз указывать?!.. Дитрих поднялся с кресла и медленно подошел к Раду, с задумчивым выражением лица провел пальцем, по его губам и резко схватив за шею, притянул к себе.
- … в отличие от меня, - прошептал Кукловод, глядя прямо в глаза Фламберга.
Вампир напрягся, но не попытался вырваться.
- Это почти комплемент.
- Почти, - Дитрих дьявольски улыбнулся и медленно отпустил Барвона. – Просто, помни об этом. Сладких снов…

Ненавижу. Ненавижу! Ненавижу!!! Слово казалось, живет отдельной жизнью от его ядовитого смысла. Я повторял его, как заклинание, как молитву, прижимая хрупкого Кукловода к кровати, кусая за губы, жестко целуя и срывая одежду. Когда я прекращал его целовать, он смеялся звонким смехом и дразняще улыбался, водя кончиками пальцев по моей исцарапанной спине. Я сжимал зубы, что бы, не стонать от боли, и водил языком по его шее. На вкус, кожа была, как ванильная пыльца, сладковатая, пахла мятой и дикой малиной. Так что, хотелось сжать зубы и попробовать на вкус его кровь, его плоть, его самого, вплоть до остатков его циничной души. Желание разорвать Кукловоду горло, стало таким нестерпимым, что я отодвинулся, и тяжело дыша, посмотрел ему в глаза. Он явно знал, чего я хочу. Губы, которые по праву, могли принадлежать красивейшей фарфоровой кукле, тронула улыбка. Лицо лицемера. Маски одна за одной. Но теперь он выглядел… другим. Не знаю, было ли в Дитрихе что-то от него настоящего, а был ли когда-нибудь настоящий Дитрих, но теперь, он выглядел, как живой человек.
- Почему ты остановился? – он приподнял бровь.
Я посмотрел в сторону.
- Скоро рассвет…
- Это, тебя беспокоит, Раду?
Нет. Конечно, нет. Меня больше беспокоит, в какие игры ты играешь. Дитрих обнял меня за плечи и впился в губы поцелуем, настойчиво раздвигая их и пропуская язык, как можно глубже. Он не отдернулся даже тогда, когда я его укусил. Я слизывал кровь с его губ и прикасался, к его обнаженной коже. Он был таким хрупким, что я не представлял, как я могу взять его. В памяти штрих за штрихом, как будто, перо царапает бумагу, оставался Мюнхен, с шумящим дождем за окном, каплями этого дождя, путающимися в грязи улиц, тьме безмолвных домов, оседающими на стекле, горячее дыхание Дитриха, его стоны, которые я жадно глотал, целуя его припухшие и искусанные губы, его безупречное тело, его вскрик, когда я овладел телом Кукловода. Это все заставляло меня задыхаться, прижимать его к себе сильнее, отключать разум от неимоверного желания, от мыслей о завтра, вообще от любых мыслей. Теперь в этой небольшой комнате жили только образы, сотканные из льняных белых простыней, одиноких бычков сигарет и нашей боли, которой было намного больше, чем наслаждения. Которой должно было быть больше. Я наклонился и слегка, касаясь губами его губ, прошептал:
- Я… ненавижу тебя, Дитрих.
- Лжец, Раду. Какой же ты лжец.
Он не открыл глаза, он не улыбнулся, только переплел мои пальцы со своими. Дождь закончился. Я подумал, что было бы неплохо, утопить в этом дожде всю горечь, которая меня накрыла за одну секунда. Как прозрачное покрывало, стянуло горло и пропало, оставив после себя, медный привкус, старых медных монет во рту.

***

- А он не справился с заданием…
- Я доиграл партию Фламберга до конца.
- Ты всегда был умным мальчиком, Дитрих. Говорят, сегодня в Мюнхене дожди…
- Какая разница? – Дитрих посмотрел, куда то в сторону.
- М-мм… ты прав. Никакой.
Исаак фон Кемпфер только улыбнулся, вслед выходящему из комнаты, Кукловоду и закурив, вернулся к недочитанной книге.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
 
Предпоследняя Политика, Navana-san
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1
 Похожие темы
-
» Политика. Сопредельные форумы.
» Попкорн (общество, политика) - Том XXVI
» Попкорн (общество, политика) - Том XXV
» Попкорн (общество, политика) - Том XXXVIII
» Попкорн (общество, политика) - Том XXXIX

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
trinity blood :: Разное :: Фанфики по Trinity Blood-
Перейти: